Андрей Гудков — фотограф-анималист, на счету которого награды от «National Geographic Россия», Международной федерации фотографического искусства, Королевского фотографического общества Великобритании и еще десятка международных премий. Его портфолио состоит из уникальных снимков диких животных, посмотрев которые каждый хочет взять в руки камеру и отправиться в экспедицию.

Стать фотографом такого уровня под силу не каждому, ведь это дорогой, сложный и опасный жанр. Почему Андрей выбрал именно его, как много времени уходит на подготовку к экспедиции и с какими опасностями сталкивался фотограф — читайте в этом интервью.

Фотоанималистика как призвание

У меня никогда не возникало вопроса, в каком жанре снимать. Я понимал, что мне всегда хотелось работать в фотоанималистике. Моими учебниками стали фотоальбомы известных всему миру фотографов: Стива Блума, Франца Лантинга и Майкла Полицы. Их работы вдохновляли, учили, давали своеобразную питательную среду для творчества.

Постепенно, методом проб и ошибок, я вырабатывал собственный стиль. В начале пути все казалось простым и понятным. Но чем больше я фотографировал, тем больше понимал, насколько трудно снимать в этом жанре и как бесконечно поле для творчества.

Анималистика — затратный, сложный и непредсказуемый жанр фотографии. Заниматься им профессионально под силу не каждому.

Наша профессия неразрывно связана с животным миром. Разбираться в их поведении едва ли не важнее, чем в фотографии как таковой. Залог успеха — знать, как надо вести себя, чтобы животные позволили к себе подобраться на минимальное расстояние.

Wildlife Photographer Andrey Gudkov on Expeditions, Gear, and Danger

Человекообразные обезьяны, например, понимают язык жестов — открытая ладонь означает дружеский жест. Кулак — угроза. Склони голову перед двухметровым самцом гориллы в знак покорности, и он подпустит тебя на расстояние вытянутой руки без какой-либо агрессии.

О подготовке к экспедиции

Любое творчество, если заниматься им профессионально, связано с такими сопутствующими вещами, как предварительная подготовка, финансирование и обработка фотографий.

Прежде чем ехать на съемки, экспедицию надо тщательно спланировать. От этого зависит и окончательный результат. Поэтому на подготовку могут уйти не то, что дни, а недели или месяцы. Бывает так, что подготовка к съемке из двух-трех дней занимает девять месяцев: переписка с парками, получение необходимой разрешительной документации, изучение цикла жизни конкретного животного.

Постобработка – тоже важный, большой и сложный этап. Сначала из общей массы фотографий нужно выбирать наиболее интересные. Потом обработка, конвертация в TIFF, кадрирование. Далее — перевод в форматы хайреза и превью, архивирование и классификация.

Wildlife Photographer Andrey Gudkov on Expeditions, Gear, and Danger

Фасад — это готовая фотография и всего 10 процентов от нашей работы. 90 процентов — это каторжный труд, который мало кто афиширует. Анималистика — затратный, сложный и непредсказуемый жанр фотографии. Заниматься им профессионально под силу не каждому.

О технике

У меня две камеры: Canon EOS-1D X. Набор объективов с фокусными расстояниями 18-35 мм, 24-70мм, 100-400 мм, 180мм (макро) и фикс 600мм. Этой техники мне пока хватает.

О направлениях для фотоанималистики

Каждый wildlife-фотограф выбирает наиболее интересные направления для съемки. Например, я знаю фотографов, которые каждый год приезжают в Кению снимать Большую Миграцию на протяжении 25 лет. Есть те, которым нравятся полярные широты и те, которые любят тропики и джунгли.

Скажу лишь одно: есть один континент, который притягивает практически всех фотографов, работающих в жанре wildlife, — Африка. Такого видового разнообразия, а главное доступности для съемки нет нигде в мире. Сюда приезжают как начинающие фотографы, так и матерые профессионалы.

История снимка с дерущимися комодскими варанами ( «Wildlife Photographer of the Year »)

Кадр с двумя дерущимися комодскими варанами — большая удача. Я несколько лет приезжал на остров Ринча в надежде снять его.

Wildlife Photographer Andrey Gudkov on Expeditions, Gear, and Danger

Обычно драки между самцами драконов происходят в брачный сезон, который длится в течение всего августа. Я видел драки варанов, но они мне каждый раз не нравились с точки зрения фотографии — то далеко, то высокая трава закрывала обзор, то фон слишком «грязный».

В декабре прошлого года я приехал на остров. На холме встретились два крупных самца. Мои проводники сказали, что возможно будет драка, поскольку поведение драконов показывало это. Действительно, через несколько минут вараны показали два великолепных раунда по несколько секунд каждый.

Отличный свет, великолепный фон, и отсутствие посторонних предметов перед драконами — все сложилось в этом снимке. Чувствуется напряжение момента и масштаб животных. С другой стороны — какая-то нереальность происходящего. Будто купил билет на машину времени и переместился в Парк Юрского периода.

Этот кадр я снимал с рук, без штатива на CANON EOS 1 DX с объективом 100-400 mm.

Об опасных ситуациях на съемках

В Замбии, например, мы с гидом нашли логово львов. Самка оставила троих маленьких львят, а сама ушла охотиться. Был большой соблазн выйти из машины и поснимать. Вышел, сделал пару кадров почти в упор. И так увлекся, что забыл про львицу. Рейнджер в последний момент втащил меня в машину. Тем самым удалось избежать нападения.

Ни один, пусть даже самый крутой кадр, не стоит человеческой жизни.

Wildlife Photographer Andrey Gudkov on Expeditions, Gear, and Danger

На Борнео нападали орангутанги. Они как люди — у каждого свой характер. Чуть ближе подошел, что-то не понравилось, и он, не задумываясь, пускает в ход клыки и когти. Но это просто эпизоды. Если зацикливаться на этом, то лучше уходить из профессии.

Риск всегда присутствует. Но любой риск должен быть оправдан. Ни один, пусть даже самый крутой кадр, не стоит человеческой жизни.

Подписывайтесь на наш блог

Получайте лучшие статьи по фотографии и бонусы доступные только подписчикам.