Для читателей нашего блога: изображения всего за $0,80
Купить со скидкой
Поиск
THE
WAY
PHOTOGRAPHER’S
8 уникальных историй о том, что значит быть фотографом
фотографа,
которое отражается в его работах и находит отклик у зрителей.
уникальное видение
Этот опыт формирует
вдохновляют.
которые по-настоящему
увлекательными случаями,
Мы делимся историями фотографов со всего мира:
их взлетами и падениями,
жизненными уроками и
вопреки сложностям.
следовать
за мечтой
Путь фотографа намного сложнее, чем кажется. Многие сталкиваются с трудностями и сдаются,
но гораздо больше людей
находят силы
фотографа,
которое отражается в его работах и находит отклик у зрителей.
уникальное видение
Этот опыт формирует
вдохновляют.
которые по-настоящему
увлекательными случаями,
Мы делимся историями фотографов со всего мира:
их взлетами и падениями,
жизненными уроками и
вопреки сложностям.
следовать
за мечтой
Путь фотографа намного сложнее, чем кажется. Многие сталкиваются с трудностями и сдаются,
но гораздо больше людей
находят силы
Морфи Хименес
WAY
Фотограф из Перу. Делает художественные снимки, показывает, как поведение человека связано с окружением.
Моя работа заняла первое место! Это было просто невероятно, ведь в то время Hasselblad казался мне чем-то недосягаемым. Я не ожидал, что маленький личный проект сделает меня известным во всем мире.

Сегодня, почти 20 лет спустя, я смотрю на фотографию по-другому. Это как езда на велосипеде. Сперва вы беспокоитесь о технике, но, когда освоите ее, сможете ездить без рук и одновременно скручивать сигарету. Так же и в фотографии.

Сначала вы обращаете внимание на освещение и тени, но позже начинаете больше задумываться о психологическом аспекте фотографии. Ведь самое важное – это человек перед вами.
Морфи Хименес
Я был опустошен! Но позже понял, что Франциско прав. Он заставил меня задуматься, каким фотографом я хочу стать, и подтолкнул к нестандартному мышлению.

Мне потребовалось два года, чтобы создать стоящий проект. В тот год скончалась моя бабушка. Она была для меня как вторая мама, поэтому потеря оказалась очень болезненной. С помощью этого проекта я решил почтить память бабушки. Замысел был в том, чтобы воссоздать снимки, которые я сделал при ее жизни, но в другой технике.

Первому я показал эти работы Франциско, и ему снимки понравились. Благодаря общению с ним и другими фотографами я поверил в себя и в 2008 году подал заявку на участие в конкурсе Hasselblad Masters.
В начале своей карьеры я интересовался travel-фотографией и делал снимки, похожие на открытки. Тогда я еще не осознавал, что хочу сказать своими работами. Я просто пытался создать идеальное изображение с голубым небом и ярким солнцем.

Мне казалось, что я хорошо снимаю. Поэтому решил показать свои работы профессионалу, которого уважал больше всего, – своему другу Франциско. Он посмотрелна мои снимки и сказал: “У тебя неплохие фотографии, красочные и яркие, но я думаю, что они – полный отстой”.
Фотография – как езда на велосипеде. Сперва вы беспокоитесь о технике, но, когда освоите ее, сможете ездить без рук и скручивать сигарету одновременно.
Катя Кондратьева
WAY
Фотограф из Украины. Создает глубокие портреты, делится историями своих героев.
Катя Кондратьева
В этот момент я отрываюсь от книги и вижу абсолютно кинематографическую картину: там, где ты находишься, холодно, некрасиво, неприятно, а там, где ты хочешь быть, душевная атмосфера. В окне слышно пение птиц, пробивается красивый луч света, такой теплый-теплый. И вот тогда я поняла, что пора уходить.

Когда я бросала университет, декан, отговаривая меня, сказал: “Вы видели свои глаза? Вы же глазами можете лечить людей!”. Я тогда посмеялась, а сейчас, когда мне кто-то из клиентов пишет слова благодарности, понимаю, что он был прав.

То, что я снимаю, называется психологический портрет. Часто люди приходят ко мне залечить раны, когда они разводятся, меняют деятельность или переживают перемены. Они хотят запомнить себя в этом состоянии, а затем отпустить его. Я безумно рада, что мне доверяют зафиксировать такой момент и что восемь лет назад выбрала то, что мне действительно близко.
Если бы восемь лет назад, когда я бросила медицинский университет, мне кто-нибудь сказал, что моя жизни может быть такой, как сейчас, я бы не поверила. А если бы поверила, решилась бы на это еще раньше без капли страха.

Иногда я оборачиваюсь и думаю, как тогда набралась смелости? Я всегда по жизни была примерной дочерью, слушала родителей, а они говорили, что мне предначертано быть врачом. И тут проявился такой бунтарский дух, как из ниоткуда.

У меня есть яркое воспоминание с пары по физиологии, когда мы наблюдали вскрытие в морге: я стою в диком холоде, вокруг голубой свет, и в этот момент читаю книгу Ричарда Бренсона “К черту все! Берись и делай!”. Он пишет, что нужно выбирать дело, которое ты любишь, даже если это несет за собой огромные риски. Если ты в это веришь на все 100%, у тебя обязательно получится.
Когда я бросала университет, декан, отговаривая меня, сказал: “Вы видели свои глаза? Вы же глазами можете лечить людей!”.
Я тогда посмеялась, а сейчас, когда мне кто-то из клиентов пишет слова благодарности, понимаю, что он был прав.
Эльдар Хамитов
WAY
Фотограф из Казахстана. Живет в США. Снимает искренние моменты и интересных людей на улицах города.
Что бы ни происходило в вашей жизни, всегда есть возможность создать нечто ценное, если вы носите с собой фотоаппарат.
Этим летом у меня случился приступ тревоги. Съемка оказывает на меня целительный эффект, поэтому одним туманным утром я решил прогуляться по Файер Айленд.

Пляж был пустынным, и я особо не надеялся ничего сфотографировать, пока не появились двое мужчин с собакой. В итоге я сделал серию меланхоличных туманных снимков прогулки по берегу моря.

Этот опыт научил меня: в уличной фотографии нельзя предугадать, когда и как что-то случится. Что бы ни происходило в вашей жизни, всегда есть возможность создать нечто ценное, если вы носите с собой фотоаппарат.
Эльдар Хамитов
Помню, насколько меня поразил документальный фильм о Вивиан Майер и ее работе няней, который я случайно увидел на Netflix. Она снимала лучшие уличные фотографии в истории, но никто не знал о них до момента ее смерти.

В работах Майер я увидел многие интересующие меня темы. Это натолкнуло на мысль, что между всеми любителями уличной фотографии есть связь. Она заставляет нас выходить на улицу, снимать и иногда неосознанно выбирать объекты для фотографии.

Темы, которые я выбираю, отражают мое отношение к миру. Меня привлекают несовершенства внешности, бросающиеся в глаза; люди, которых можно назвать неудачниками, ведь именно так я чувствовал себя всю жизнь; а также то, что вызывает грусть, потому что я меланхоличный человек.
Семь лет назад я купил свою первую зеркальную камеру и стал брать ее с собой на прогулки по городу. Я только переехал в Нью-Йорк из Казахстана, и все вокруг было как с другой планеты. Меня завораживали мелкие детали, которые для жителей Нью-Йорка, вероятно, выглядят вполне обыденно. Мне хотелось запечатлеть все. Тогда я ничего не знал о жанре уличной фотографии и его правилах. Я просто смотрел и снимал.
Андрей Гудков
Russia
WAY
Фотограф дикой природы из России. Делает впечатляющие снимки животных в разных уголках планеты.
В моей карьере случалось гораздо больше разочарований, чем побед. Иногда я спрашивал себя "Ну сколько можно уже?!" и хотел все бросить.
Но это дикая природа, здесь нет ничего рафинированного. Все достаточно жесткое. Настоящие джунгли, саванна, лес. Настоящие реки, болота, океан. Нигде нет кондиционеров. Ты один на один с природой, чтобы получить лучшие кадры.

Для нас, профессиональных фотографов дикой природы, все эти якобы трудности даже трудностями назвать нельзя. Это вполне обыденная вещь. Мы к ним настолько привыкли, что это часть профессии. Часть айсберга.

Красивая фотография, которая висит на выставке, – лишь маленькая верхушка айсберга, а основная часть – это как раз подготовка, организация, переписка, получение лицензии, съёмки, транспорт, водители, охрана, если она нужна, техника, бюджет. То есть снимок – он как квинтэссенция многих вещей.

В итоге материал о фламинго стал одним из лучших по версии главной редакции National Geographic в Вашингтоне.
Андрей Гудков
В профессию я входил методом проб и ошибок, потому что в начале 2000-х годов не было ни школ, ни курсов, чтобы изучать фотоанималистику. Максимум, что удавалось, — смотреть альбомы известных фотографов и самостоятельно анализировать каждый снимок. Это был весь доступный учебный материал, поэтому разочарований случалось гораздо больше, чем побед. Иногда я спрашивал себя “Ну сколько можно уже?!” и хотел все бросить.

Например, тему большой миграции животных в Африке я снимал 12 лет. Прыжки горбатых китов на Мадагаскаре — четыре года, а экспедицию на Кубу организовывал в течение трех лет. И только через три года нам разрешили попасть на одну из самых крупных колоний фламинго в заповеднике “Фауна де Рио-Максимо” в провинции Камагуэй.

Мы увидели и запечатлели 120 тысяч пар карибских фламинго. Понимаете, как нам повезло? Куба — уникальное место!
Просидев там 10 дней, я наконец-то все отснял. Условия, конечно, были не очень хорошие. Идти по болоту нужно было в резиновом комбинезоне и по пояс в грязи, в теплой грязной жиже. Температура 36 градусов, влажность, комары. Приходилось носить полностью закрытую одежду. Комаров столько — только вдруг палец откроешь, на следующий день он будет похож на красный шар. Лицо тоже закрывал шапкой.
Масис Усенмез
WAY
Турецкий стрит-фотограф. Живет во Франции. Создает атмосферные черно-белые снимки.
Одиночество может быть вашей силой. Не погружайтесь в него слишком глубоко, и оно поможет вам в творчестве.
Масис Усенмез
Чтобы разобраться в своих чувствах, я отправлялся гулять по улицам. Я наблюдал за одинокими людьми в толпе, размышлял о том, чем они занимаются, куда направляются, о чем думают. С помощью уличной фотографии я смог задать вопросы и найти ответы.

Так у меня возникла идея создать серию фотографий под названием La Solitude (“Одиночество”). Я понял, что в современных городах мы не так уж много общаемся. Даже если вокруг нас полно людей, мы не смотрим на них и не разговариваем с ними. Мы одиноки в своей повседневной жизни.

Общаться с людьми в соцсетях – совсем не то же самое, что в реальной жизни. Существует временной разрыв. Вы можете изменить свои слова или стереть их. Вы все еще чувствуете, что одни в комнате. Только ваш ноутбук и вы.

Я хочу сказать, что одиночество – это не плохо. Оно естественно и может помочь вам в творчестве. Главное – не погружаться в него слишком глубоко и не замыкаться в своем одиночестве. Оно не обязательно должно быть черной полосой. Ваше одиночество может быть и вашей силой.
Я родился и вырос в Бакыркёе – одном из самых многолюдных районов Стамбула. У меня было счастливое детство, несмотря на то, что в 80-е годы нам многого не хватало. Мы были, наверное, последним поколением, которое играло на улице. Когда началась компьютерная революция, я по-настоящему увлекся происходящим.

Пару лет назад я переехал из Турции во Францию. Я не знал французского, мне было трудно найти общий язык с новыми людьми и привыкнуть к их культуре. Хотя я много общался в соцсетях, первые шесть месяцев чувствовал себя очень одиноким.
Каталин Сарас
WAY
Венгерский фотограф и режиссер. Живет во Франции. Исследует в своих снимках тему дома.
Если у вас достаточно смелости, чтобы выразить личные переживания в творчестве, вы можете создать по-настоящему сильные работы.
В этом проекте я использую мятую эмульсию в режиме нависания как отражение образа жизни без корней, а также связанного с ним мышления. Я создала подвижные автопортреты, которые передают зависшее и искаженное состояние. Этот проект помог мне сформулировать свои мысли и чувства и сделать понятие “дом” более осязаемым.

Я продолжаю работать над этим проектом. Сейчас он выставляется в Будапеште.
За эти годы я поняла: если у вас достаточно смелости, чтобы выразить личные переживания в творчестве, вы можете создать по-настоящему сильные работы.
Каталин Сарас
За последние восемь лет я жила в Бельгии, Венгрии, Германии и Франции. Также я путешествовала в рамках проекта по Японии, Китаю, Вьетнаму, Малайзии, Таиланду, Камбодже, Сингапуру и Индонезии. В итоге я пересекла Индийский океан и добралась до Австралии, а затем вернулась во Францию.

Переехав в Бельгию, чтобы получить степень магистра, я столкнулась с проблемой жизни без корней. Когда я вернулась в Венгрию, неожиданно почувствовала себя там не как дома. Мне стало трудно определить, где же мое место. Я решила воплотить свои чувства в “Ноктюрне”, который в итоге стал моим магистерским проектом. С тех пор для меня это главная тема. Я продолжила развивать ее в своем последнем проекте под названием Unsettled (“Неопределенность”).
Я выросла в небольшом венгерском городке Вац. С раннего детства занималась творчеством, и очень благодарна родителям за то, что они всегда поддерживали мое желание стать художницей.

Моя мама учительница, а папа моряк, поэтому его часто не было дома месяцами. В детстве я постоянно получала открытки из разных стран и следила за путешествиями отца по большой карте мира в гостиной. Думаю, это повлияло на то, как я живу сегодня. Путешествия, прощания и воссоединение с семьей всегда были важной частью моей жизни.
Бат-Оргил Баттулга
WAY
Монгольский фотограф-документалист. Создает аутентичные снимки повседневной жизни.
Вы не знаете, как долго проживете, поэтому всегда занимайтесь тем, что любите. Перестаньте думать о том, достаточно ли хороши ваши работы. Просто снимайте и творите, чтобы оставить свой след в истории.
Бат-Оргил Баттулга
Я задался вопросом: “Зачем продолжать?”. Я хочу быть свободным художником и работать над темами, которые меня волнуют. Поэтому я решил вернуться в Монголию.

Я люблю свою родину, ее природу и культуру свободы, которая прослеживается в истории Монголии. В 13 веке существовал город Каракорум. Люди разных культур и национальностей жили там как одна большая семья. Если сравнить этот образ жизни с 21 веком, то они жили так, как и мы сегодня, – в мегаполисе.

Мой проект “Метро Метрополис Метросексуал” основан на этой идее. Я хочу исследовать корни культуры в различных мегаполисах с помощью репортажей. Думаю, документальный жанр подходит для этого проекта лучше всего, потому что он показывает текущую реальность. Но через 20 или 30 лет будет новая реальность, и моя миссия как фотографа – запечатлеть сегодняшний день.

Вы не знаете, как долго проживете, поэтому всегда занимайтесь тем, что любите. Перестаньте думать о том, достаточно ли хороши ваши работы. Просто снимайте и творите, чтобы оставить свой след в истории.
Я родился в Улан-Баторе, затем жил в Санкт-Петербурге с родителями и братом. Хоть я рос в городе, мне всегда хотелось быть ближе к природе. В ней есть свой дух и загадочность, которые заставляют нас забыть о материальных вещах, стремиться к свободе и слушать свое сердце.

Закончив университет в 2010 году, я стал работать фотографом в редакции, но быстро от этого устал. Редакцию не интересовали темы, которые были интересны мне, потому что она работала по законам коммерческой фотографии: твои снимки должны нравиться всем.
Дина Альфаси
WAY